ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ
Добронравов и партнёры



Телефон: (499) 136-02-71, (495) 799-14-18
На главную
О компании
Услуги

АРБИТРАЖ

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КОНСУЛЬТАЦИЯ АДВОКАТА

БИЗНЕС - АДВОКАТ

УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА

СТОИМОСТЬ УСЛУГ

Консультации On-line
Отзывы
Контакты

 

06.10.2011

Взыскал долг — получи процент. ФССП хочет премировать сотрудников частью денежных средств, взысканных у должников

 

Директор Федеральной службы судебных приставов Артур Парфенчиков желает премировать сотрудников ведомства частью денежных средств, взысканных у должников. По его мнению, которое разделяет и глава Минюста Александр Коновалов, это поможет улучшить ситуацию с коррупцией среди сотрудников. Реализация идеи создаст опасный прецедент для всех государственных служб, предупреждают эксперты.


Директор Федеральной службы судебных приставов (ФССП) Артур Парфенчиков считает целесообразным премировать сотрудников ведомства частью денежных средств, взысканных у должников. Тема была поднята на коллегии Минюста по вопросам деятельности ФССП главой министерства Александром Коноваловым, задавшим вопрос о том, помогло ли бы стимулирование судебного пристава определенным процентом от взысканного им имущества улучшить ситуацию с коррупцией среди сотрудников ФССП.


«Мы бы не отказались от такого механизма мотивации судебных приставов, мы являемся его сторонниками», — ответил Парфенчиков, напомнив о большой загруженности приставов, которые большую часть времени тратят на розыск имущества должника.


Глава судебных приставов рассматривает эти меры в качестве дополнительного симулирования своих сотрудников. Основными факторами мотивации сотрудников ФССП к добросовестному исполнению должностных обязанностей Парфенчиков назвал повышение статуса приставов и обеспечение их дополнительными социальными гарантиями.


Получить комментарии ФССП по этому поводу пока не удалось.


По мнению ряда экспертов, реализации предложенной схемы премирования не решит проблемы коррупции в рядах приставов, а обращающиеся за их помощью граждане только проиграют.


По словам управляющего партнера юридической компании «Добронравов и партнеры» Юрия Добронравова, судебные приставы «могут работать оперативно и результативно, но делают это тогда, когда хотят». А прямая зависимость премии от взысканной с должника суммы может привести к тому, что служба потеряет интерес к «копеечным» делам о неуплате алиментов или судебным решениям неимущественного характера и сосредоточится на богатых должниках. «Невыгодными лично делами вообще тогда перестанут заниматься, — считает Добронравов. — Пропадет интерес и возиться с поиском имущества. Хорошую премию можно будет получить с имеющих большие долги открытых предприятий».


Кроме того, опасается Добронравов, станут возможны злоупотребления с исполнительским сбором.

Этот сбор составляет 7% от суммы долга, но взимается не сразу, а в том случае, если должник добровольно не уплатит долг по исполнительному листу в течение 5 дней. По истечении этого срока начинается принудительное производство. Сейчас исполнительский сбор идет в федеральный бюджет, но если с него будут премировать пристава, у того появится соблазн искусственно сделать так, чтобы должник просрочил отведенные ему 5 дней, предупреждает юрист. По его словам, когда заработает подобная мотивация, «уведомления будут посылаться так, чтобы должники их получали не сразу».


«У нас и так все правоохранительные органы очень коммерциализировались и только и думают, как бы быстрее заработать, — считает юрист. — И если у пристава появится легальная возможность кормиться от должности, государственная служба мгновенно превратится в коллекторное агентство.


При этом нельзя забывать, что пристав в отличие от коллектора — лицо с определенными властными полномочиями и за неисполнение его требований полагается ответственность».
По мнению эксперта, государственная служба должна исполнять свои функции исключительно за счет бюджета, а поощрение сотрудников проводить по результатам работы в разрезе статистики исполнения любых судебных актов. «Пристав — финальная точка судебной защиты. Если решение не исполняется — вся работа судебной системы сводится на нет. Уже и сейчас она часто нивелируется невозможностью исполнения многих решений».


По мнению депутата Мосгордумы Андрея Клычкова, получение личной выгоды от результатов работы в госорганах не может быть залогом борьбы с коррупцией. «Это самое большое заблуждение, которое пытаются внедрить в последние годы, — считает Клычков. — Бороться с коррупцией следует посредством обеспечения государством достойной зарплаты и социальных гарантий, а также защиты от внешних конъюнктурных воздействий и, конечно же, реальных контроля и мер ответственности».


«То, что сейчас предлагается, это путь в коррупцию, а не от нее, — говорит Клычков. — «Договариваться по хорошему» станет еще выгоднее. Государство ничего от этого не получит, крупные должники попадут под прессинг законных рейдеров, а простые граждане останутся без защиты».


Впрочем, часть экспертов предложение Парфенчикова не смущает. «Люди, которые имеют дело с большими активами, но получают небольшую зарплату, ожесточаются и имеют соблазн к коррупционным предложениям, — считает член координационного совета МОО «Комитет по борьбе с коррупцией» Ирина Рукина. — Работа приставов очень тяжелая, опасная и абсолютно неблагодарная: люди исполняют чужие решения, но достается им, поэтому многие и предпочитают «договариваться». Платить им огромные зарплаты из бюджета тоже нельзя. А при появлении мотивации к честному исполнению обязанностей явная коррупция может снизиться».


Правда, добавляет эксперт, такое возможно лишь при условии полной прозрачности, «иначе это будет беспредел и еще большая коррупция». По ее мнению, «спасение в конкретике»: «сколько, где и почем» должно быть четко прописано в соответствующем законе. «Должна быть досконально продумана методика расчета, — говорит Рукина. — Я думаю, надо четко обозначить и границу суммы, с которой будут начисляться премии, чтобы под этот каток не попали малообеспеченные. Кроме того, вся нагрузка должна ложиться на должника, а не на того, в чью пользу взимается его имущество: долг должен возвращаться в полном объеме».


В случае реализации идеи, считает Рукина, потребуются изменения не только в нормативно-правовую базу ведомства, но и в законодательство, так как санкции за нарушения прописываются только в законах.


Впрочем, по мнению Рукиной, перспективы у предложения Парфенчикова нет, так как желание получать свой процент тут же заявят и другие ведомства.


Реализация идеи создаст опасный прецедент для всех госслужб, предупреждают и другие эксперты. «Если эту систему пробьет себе ФССП, у главы каждой федеральной службы появится чувство обиды и начнется цепная реакция, — считает Добронравов. — Свои претензии заявит ГИБДД, налоговая инспекция, миграционная служба. Представляете, во что превратится наша жизнь, если все они станут премироваться за счет собираемых с граждан штрафов».


Варвара Петренко, газета "Газета.ru", 06 октября 2011 г.


Назад «