ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ
Добронравов и партнёры



Телефон: (499) 136-02-71, (495) 799-14-18
На главную
О компании
Услуги

АРБИТРАЖ

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КОНСУЛЬТАЦИЯ АДВОКАТА

БИЗНЕС - АДВОКАТ

УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА

СТОИМОСТЬ УСЛУГ

Консультации On-line
Отзывы
Контакты

 

17.04.2009

Нас выкидывают на улицу, отбирая купленную квартиру

 

Меня и мою несовершеннолетнюю дочь выселяют на улицу. Суд принял незаконное решение лишить единственного жилья ребенка-инвалида, чтобы вернуть купленную нами квартиру прежней хозяйке, несмотря на то, что она уже успела приобрести другую.


В декабре 2005 года мы приобрели по ипотеке трехкомнатную квартиру, продав предварительно свою двухкомнатную. Сделка проходила под надзором органов опеки и попечительства, которые два месяца проверяли ее чистоту. Собственницей квартиры была одна пожилая женщина, но прописаны в ней были еще трое. Они подписали в нотариальной конторе свое согласие на продажу квартиры и обязались выселиться в течение 14 дней. Но так и не выселились.


Поняв, что они и не собираются этого делать, мы обратились в суд. В марте 2006 года мы подали иск о принуждении их к исполнению обязательств, признании утратившими право проживания в жилом помещении, снятии с регистрационного учета и взыскании расходов по оплате коммунальных платежей. Это не поддается моему пониманию, но, спустя два года, мы получили отрицательное решение городского суда.


Зато требования по встречному иску от продавщицы о признании сделки недействительной были удовлетворены.


При этом в судебном заседании пенсионерка показала, что заявление в суд не писала и даже не знает, кто это сделал от ее имени. Однако суд не стал утруждать себя ни выяснением авторства иска, ни перепроверкой признавшей продавщицу недееспособной психолого-психиатрической экспертизы.


Суд принял во внимание выводы этой экспертизы, не смотря на то, что они основываются на показаниях свидетелей лишь о периоде 2007-2008 годов, а сами эти свидетели являются ее родственниками. Зато проигнорировал показания врачей, которые постоянно наблюдали пенсионерку и до и после сделки, а также тот факт, что она никогда не состояла на учете у психиатра.


Не помогли и показания соседей по дому о том, что на момент продажи квартиры она жила в квартире одна, самостоятельно вела хозяйство и была вполне адекватна.


Более того, вскоре после сделки с нами она приобрела себе другую квартиру. Лично подписывала договор и заявление в регистрирующий орган, получила правоустанавливающие документы и прописалась в купленной квартире, где и проживает в настоящее время. И ни одно из этих действий ни кем не оспаривается.


Я изначально настаивала на проведении экспертизы в Москве в институте им. Сербского. Но суд назначил ее проведение в не имеющем такого опыта экспертном учреждении нашего города. При назначении повторной экспертизы мое мнение вновь не было учтено. Отказал суд и в назначении дополнительной экспертизы.


Не оправдались надежды и на суд кассационной инстанции. Он ограничился тем, что положил в основу своего решения результаты заключения все той же судебно-психиатрической экспертизы. И так же не исследовал имеющие в деле доказательства, показания соседей, участкового врача, должностных лиц. И снова проигнорировал, что в этот же период времени была куплена новая квартира. В судебных решениях, как первой, так и второй инстанции отсутствуют результаты оценки доказательств.


Теперь в собственности у «недееспособной» пенсионерки две квартиры – трехкомнатная и однокомнатная. А мы с больной дочерью, будучи добросовестными покупателями, оказалась без жилья и с обязательствами перед банком по кредиту. Взыскать деньги с престарелого человека нереально, ее предприимчивые родственники формально вообще тут ни при чем. И судья, росчерком пера лишивший ребенка-инвалида крыши над головой, спит спокойно.


«Газета.Ru» попросила прокомментировать ситуацию адвоката, управляющего партнера юридической компании «Добронравов и партнеры» Юрия Добронравова.


«Если снять эмоциональную окраску, решение суда, как это не печально – законно. С точки зрения закона, покупатели квартиры не могут быть признаны добросовестными приобретателями. По сложившейся судебной практике, добросовестность рассматривается только относительно владельца жилья, а суд признает таковым лицо, которое вселилось в квартиру.


Если бы покупатели успели вселиться в квартиру и доказать законность сделки (представить подтверждения того, что не знали о психическом заболевании продавщицы), то суд мог бы признать их добросовестными приобретателями, а следовательно, и собственниками квартиры. После чего можно было бы выселить через суд и задержавшихся в квартире родственников продавщицы.


Что касается признания дееспособности человека, то это вопрос экспертизы, и не обладающий специальными познаниями судья решать его не может. Если суд сомневается, он может назначить другую экспертизу. Но настаивать на проведении экспертизы в Москве в ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского сложно – суд не заставит пожилого человека ехать через всю страну в Москву.


Впрочем, у покупательницы квартиры еще есть шанс доказать свою правоту. Можно, например, взять копии материалов дела и самостоятельно обратиться в ГНЦ им. Сербского с запросом о даче заключения специалиста относительно обоснованности проведенной экспертизы и выводов экспертов.


В моей практике было дело, в рамках которого истец по серьезному корпоративному спору, связанному с вопросом о владении большим заводом, получил заключение экспертов о психическом расстройстве продавца. Казалось бы, дело было проиграно. Однако после того как по нашему запросу специалисты ГНЦ им. Сербского дали свое заключение об обоснованности экспертизы и фактически не оставили камня на камне от этого весьма сомнительного доказательства, судом была назначена повторная психиатрическая экспертиза, которая пришла к выводу прямо противоположному выводам первой экспертизы. В итоге истина восторжествовала».


газета "Газета.ru", 17 апреля 2009 г.


Назад «