ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ
Добронравов и партнёры



Телефон: (499) 136-02-71, (495) 799-14-18
На главную
О компании
Услуги

АРБИТРАЖ

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КОНСУЛЬТАЦИЯ АДВОКАТА

БИЗНЕС - АДВОКАТ

УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА

СТОИМОСТЬ УСЛУГ

Консультации On-line
Отзывы
Контакты

 

16.05.2006

Упрощенное банкротство: не все так просто

 

Юрий Добронравов, управляющий партнер
Юридической компании «Добронравов и партнеры»


Появившаяся в апреле в ряде СМИ информация о готовящихся изменениях в процедуре банкротства отсутствующих юридических лиц привлекла к себе внимание как предпринимателей, так и юристов. Так согласно сообщениям прессы в ближайшее время Высший Арбитражный Суд РФ может принять постановление Пленума или Информационное письмо Президиума, допускающее внесудебное банкротство фирм, фактически прекративших свою деятельность. Однако представляется, что, даже несмотря на острейшую необходимость разгрузить арбитражные суды от стремительно увеличивающегося числа заявлений о банкротстве такого рода должников, данный вопрос не может быть решен без внесения изменений в гражданское и налоговое законодательство.


В настоящий момент согласно п. 1 ст. 6 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом. Сама несостоятельность (банкротство) определяется указанным Законом как признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. В соответствии с п. 1 ст. 32 Закона о банкротстве дела о банкротстве юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – АПК РФ), с особенностями, установленными Законом о банкротстве. Причем данное положение относится и к отсутствующим должникам, в том числе к юридическим лицам, фактически прекратившим свою деятельность, обнаружить руководителей которых не представляется возможным (§ 2 главы XI Закона о банкростве). Аналогично п. 1 ч. 1 ст. 33 АПК РФ относит к специальной подведомственности арбитражных судов рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве).
Полномочия же Федеральной налоговой службы (далее – ФНС России) определены Положением о Федеральной налоговой службе, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 30 сентября 2004 г. № 506. Как определяет п. 1 указанного Положения, ФНС России является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, обеспечивающим представление в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требований об уплате обязательных платежей и требований РФ по денежным обязательствам.
Таким образом, из приведенных выше положений действующего законодательства нельзя сделать вывод о том, что ФНС России или ее территориальные органы наделены полномочиями по рассмотрению дел о банкротстве и принятию соответствующих решений о признании должника банкротом.


Согласно п. 5 ч. 1 ст. 10 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (далее – Закон об арбитражных судах) Высший арбитражный суд РФ (далее – ВАС РФ) изучает и обобщает практику применения арбитражными судами законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, дает разъяснения по вопросам судебной практики. Пленум ВАС РФ в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 13 Закона об арбитражных судах рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Президиум ВАС РФ на основании ст. 16 Закона об арбитражных судах имеет полномочия рассматривать отдельные вопросы судебной практики и о результатах рассмотрения информировать арбитражные суды в РФ. Возможность применения положений, содержащихся в Постановлениях Пленума ВАС РФ, при разрешении дел арбитражными судами, установлена ст. 170 АПК РФ, согласно которой в мотивировочной части решения арбитражного суда могут содержаться ссылки на постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики.


Исходя из изменений, внесенных новым АПК РФ в положение ВАС РФ в системе арбитражных судов, очевидно стремление законодателя акцентировать деятельность ВАС РФ не на разрешении конкретных дел, а на обеспечении единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права. Как следует из приведенных выше норм арбитражно-процессуального законодательства, постановления Пленума ВАС РФ вырабатываются на основании изучения и обобщения арбитражно-судебной практики и являются разъяснениями по вопросам применения арбитражными судами нормативных актов, т.е. являются способами обеспечения единообразия в толковании и применении арбитражными судами уже существующих норм права. Хотелось бы обратить внимание и на тот факт, что согласно ст. 13 АПК РФ, ни постановления Пленума ВАС РФ, ни тем более информационные письма Президиума ВАС РФ, не отнесены законодателем к числу нормативных актов. Конечно, любому практикующему юристу известны случаи, когда путем «толкования» нормы права ВАС РФ творил новую (а подчас и противоположную толкуемой) норму, но все же следует признать, что это скорее отклонение, чем нормальное положение вещей, и уж абсолютно точно является выходом за пределы той компетенции, которой наделил ВАС РФ законодатель и которая логически следует из конституционного принципа разделения властей.


С другой стороны, ФНС России и ее территориальные органы, согласно ст. 3 Закона РФ «О налоговых органах Российской Федерации» в своей деятельности руководствуются Конституцией РФ, Налоговым кодексом РФ и другими федеральными законами и иными законодательными актами РФ, нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ, а также нормативными правовыми актами органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, принимаемыми в пределах их полномочий по вопросам налогов и сборов. Аналогичная по содержанию норма содержится в п. 3 Положения о Федеральной налоговой службе.


Из изложенного выше можно сделать следующие выводы:


1) исключительная компетенция арбитражных судов по рассмотрению дел о несостоятельности (банкротстве) установлена императивными нормами действующего законодательства. Это касается процедуры банкротства любых юридических лиц, в том числе и фактически прекративших свою деятельность. При этом исключительная компетенция арбитражных судов по рассмотрению дел о несостоятельности (банкротстве) не зависит от суммы требований к должнику. К тому же, ограничения минимального размера требований к должнику, достаточных на основании п. 2 ст. 6 Закона о банкротстве для возбуждения процедуры банкротства, в силу п. 1 ст. 227 Закона о банкротстве к отсутствующим должникам не применяются;


2) ФНС России и ее территориальные органы при определении своей компетенции не могут руководствоваться толкованиями норм действующего законодательства, содержащимися в постановлениях Пленума ВАС РФ (или Информационных письмах Президиума ВАС РФ), если данные толкования не соответствуют содержанию нормативных правовых актов.
Таким образом, на сегодняшний день процедура банкротства может осуществляться только арбитражными судами. Как представляется, путем принятия постановления Пленума ВАС или издания информационного письма Президиума ВАС невозможно истолковать однозначно сформулированные императивные нормы Закона о банкротстве таким образом, чтобы ФНС России или ее территориальные органы из уполномоченного органа федеральной исполнительной власти, представляющего в процедуре банкротства требования об уплате обязательных платежей, превратились в орган, к компетенции которого входит рассмотрение дел о банкротстве.
Единственными положениями действующего законодательства, которые способны породить сомнения в допустимости внесудебной процедуры банкротства, являются нормы Федерального закона от 08 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон о регистрации). Федеральным законом от 2 июля 2005 г. № 83-ФЗ в Закон о регистрации были внесены положения, допускающие исключение юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа, т.е. территориального органа ФНС России.


Будучи направленными на решение действительно насущной задачи – исключения из Единого государственного реестра юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ) фактически прекративших свою деятельность предприятий и, соответственно, обеспечения актуальности содержащихся в указанном реестре данных, – изменения в Законе о регистрации внесли, как представляется, искажения в логически стройную систему гражданского законодательства, в том числе в раздел, регулирующий порядок создания и прекращения деятельности юридических лиц, а также в раздел, посвященный основаниям прекращения обязательств.


До внесения указанных изменений в Закон о регистрации юридическое лицо могло исчезнуть как субъект права только путем реорганизации, либо путем ликвидации, которая могла быть как добровольной, так и принудительной. Причем в обоих случаях ликвидации при недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица для удовлетворения требований его кредиторов, в силу абзаца 2 п. 4 ст. 61 ГК РФ юридическое лицо могло быть ликвидировано только путем банкротства.
Теперь юридическое лицо может прекратить свое существование как путем реорганизации, либо ликвидации, так и путем его исключения из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа. При этом остается неясным, что представляет собой с точки зрения доктрины гражданского права принятие регистрирующим органом административного акта об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ (если принятие этого акта не является завершающим этапом процедуры ликвидации), как принятие этого акта соотносится с ликвидацией и, в частности, с банкротством. В специальной литературе правоведы уже обращали внимание на то, что после внесения указанных изменений в Закон о регистрации появилась возможность исключения юридического лица из ЕГРЮЛ в административном порядке, несмотря на то, что в отношении указанного лица начата процедура принудительной ликвидации или банкротства (Сарбаш С. Исключение из реестра недействующих юридических лиц //Хозяйство и право. 2005. № 11. С. 9–10).


Рассматривая указанную проблему с точки зрения оснований прекращения обязательств – как гражданско-правовых, так и налоговых – ликвидируемого или исключаемого из ЕГРЮЛ юридического лица необходимо отметить следующее. Одним из оснований прекращения гражданско-правовых обязательств в соответствии со ст. 419 ГК РФ является именно ликвидация юридического лица, а не просто исключение его из ЕГРЮЛ. И хотя в литературе высказывалось мнение о том, что «обязательство прекращается не только ликвидацией юридического лица, но и его исключением из Реестра юридических лиц, поскольку согласно изменениям, внесенным в ст. 49 Кодекса (имеется в виду ГК РФ.– Авт.), правоспособность юридического лица…прекращается в момент внесения записи о его исключении из Единого государственного реестра юридических лиц» (Там же. С. 11), оно основано скорее на здравом смысле, чем на норме права.


Что же касается прекращения налоговых обязанностей, то НК РФ не предусматривает возможности прекращения обязанностей по уплате налога или сбора при ликвидации юридического лица без проведения ликвидационной комиссией всех расчетов с бюджетами (внебюджетными фондами). Решение проблемы содержится в Законе о банкротстве. В соответствии с п. п. 8 и 9 ст. 142 Закона о банкротстве погашенными считаются следующие требования кредиторов: удовлетворенные требования; требования, относительно которых достигнуто соглашение о предоставление отступного; требования, относительно которых конкурсный управляющий заявил о зачете требований; требования, относительно которых имеются иные основания прекращения обязательств; требования, не признанные конкурсным управляющим, или признанные необоснованными арбитражным судом, а также требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника. Таким образом, к моменту внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации юридического лица-должника, которой завершается стадия конкурсного производства, все его обязательства – как гражданско-правовые, так и налоговые – уже считаются погашенными, т.е. прекращенными. Данный вывод подтверждается и арбитражно-судебной практикой.


Как уже указывалось выше, возможна коллизия между нормами Закона о банкротстве и Закона о регистрации в случае исключения из ЕГРЮЛ юридического лица, прекратившего свою деятельность. Поскольку согласно положениям ст. 211 Закона о регистрации для принятия решения об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ достаточно наличия следующих обстоятельств: непредставление налоговой отчетности, отсутствие операций по банковским счетам, а также не получение регистрирующим органом заявлений от кредиторов и иных заинтересованных лиц в течение определенного законом срока. При этом регистрирующим органом не проверяется наличие задолженности исключаемого из ЕГРЮЛ юридического лица перед его кредиторами по гражданско-правовым обязательствам, а также перед его работниками.


Однако об интересах бюджета регистрирующий (он же налоговый) орган не забывает. Так, в соответствии с п. 1.2 Методических рекомендаций по организации работы регистрирующих (налоговых) органов по реализации положений Федерального закона от 02 июля 2005 г. № 83-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и в статью 49 Гражданского кодекса Российской Федерации», утвержденных Письмом ФНС от 9 августа 2005 г. № ЧД-6-09/668@, решение об исключении из ЕГРЮЛ недействующего юридического лица может быть принято только при отсутствии у него задолженности по обязательным платежам в бюджеты. При наличии такой задолженности юридическое лицо, по мнению ФНС России, должно быть ликвидировано путем банкротства.


ВАС РФ со своей стороны настаивает на преимущественном применении административного исключения недействующих лиц из ЕГРЮЛ, а не на применении процедур судебной ликвидации или банкротства. Так согласно положениям Информационного письма Президиума ВАС РФ от 17 января 2006 г. № 100 «О некоторых особенностях, связанных с применением статьи 211 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» арбитражный суд при рассмотрении вопроса о принятии заявления налогового органа о принудительной ликвидации юридического лица в судебном порядке или о признании юридического лица банкротом должен проверить, не является ли юридическое лицо недействующим и проводилась ли процедура исключения его из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа. В случае если юридическое лицо является недействующим, заявление о его ликвидации или банкротстве возвращается заявителю. Исключением являются случаи, когда исключение юридического лица из ЕГРЮЛ невозможно в силу поступления возражений кредиторов и (или) заинтересованных лиц, а также в случае признания исключения недействительным в судебном порядке. При этом бремя доказывания невозможности административного исключения юридического лица из ЕГРЮЛ возлагается на налоговый орган.


Причина противоречий, возникших между позициями ФНС России и ВАС РФ по рассматриваемому вопросу, по-видимому, состоит в том, что процедура исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не согласована с гражданским и налоговым законодательством. Ведь, как было указано выше, фактически эта процедура допускает ликвидацию юридического лица, имеющего долги и перед бюджетом и перед иными кредиторами в обход процедуры банкротства. Такое положение вещей прямо противоречит положениям как ГК РФ (ст. ст. 61 и 65), так и Закона о банкротстве. Видимо готовящееся разъяснение ВАС РФ и будет посвящено попытке устранить возникшее противоречие между указанными Методическими рекомендациями ФНС России и Информационным письмом Президиума ВАС РФ. Хотелось бы надеяться, что ВАС РФ не пойдет по пути дальнейшего расширения сферы административного исключения юридических лиц из ЕГРЮЛ в противовес использованию процедур ликвидации и банкротства.


Безусловно, проблема ликвидации фактически прекративших деятельность юридических лиц требует своего решения. Согласно данным уже упоминавшегося Письма ФНС от 9 августа 2005 г. № ЧД-6-09/668@ в целом по России признаками недействующего юридического лица обладали более 1 миллиона юридических лиц. В литературе уже обращалось внимание на низкую эффективность как процедуры судебной ликвидации юридических лиц такой категории, так и применения в отношении них процедуры банкротства отсутствующего должника (Сарбаш С. Указ. соч. С. 8–9).
Тем не менее проблема ликвидации недействующих юридических лиц не должна решаться путем ущемления прав лиц, интересы которых могут быть затронуты такой ликвидацией. Существующая на сегодняшний день процедура исключения юридического лица из ЕГРЮЛ позволяет фактически ликвидировать юридическое лицо, не используя установленные законодательством процедуры ликвидации или банкротства, не удостоверяясь в погашении задолженности перед всеми кредиторами. В результате введения указанной процедуры гарантии защиты прав и законных интересов ряда лиц – кредиторов, работников, учредителей исключаемого юридического лица – оказались снижены по сравнению с уровнем их защиты до внесения соответствующих изменений в Закон о регистрации.


Так, в случае административного исключения юридического лица из ЕГРЮЛ все меры защиты прав указанных лиц согласно п. 3 ст. 211 Закона о регистрации состоят только в опубликовании сведений о предстоящем исключении лица из ЕГРЮЛ. В случае же ликвидации или банкротства ликвидационная комиссия или, соответственно, арбитражный управляющий сами принимают меры по выявлению кредиторов юридического лица, получению дебиторской задолженности, организуют при необходимости продажу имущества ликвидируемого юридического лица, обеспечивают равномерное распределение его средств между всеми кредиторами.


Для того чтобы процедура административной ликвидации недействующих юридических лиц стала действительно эффективной необходимо выполнение следующих условий. Во-первых, нормы, устанавливающие основания и порядок осуществления административной ликвидации, должны быть согласованы с иными институтами гражданского и налогового законодательства. Во-вторых, и это даже более важно, применение процедуры административной ликвидации юридического лица не должно приводить к снижению гарантий защиты прав кредиторов, работников, учредителей ликвидируемого лица и иных лиц, чьи права могут быть затронуты ликвидацией. Поэтому основной целью законодателя при разработке соответствующих изменений в нормативные акты должна стать разработка механизма эффективной защиты прав указанных лиц, а отнюдь не облегчение работы налоговых органов или арбитражных судов.


Представляется, что для устранения возникших коллизий нормами ГК РФ, Закона о банкротстве и Закона о регистрации, а также с целью усиления гарантий защиты прав лиц, интересы которых могут быть затронуты ликвидацией юридического лица, в действующее законодательство могли бы быть внесены следующие изменения.


Во-первых, необходимо внести изменения в ст. 61 ГК РФ, допускающие ликвидацию юридического лица, прекратившего свою деятельность, по решению регистрирующего органа без обращения в суд по основаниям и в порядке, предусмотренном Законом о регистрации. Таким образом, будет устранена упомянутая выше коллизия, при которой юридическое лицо может быть прекращено без осуществления реорганизации или ликвидации.
Далее, в Законе о регистрации следует вместо исключения юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ предусмотреть процедуру его ликвидации в административном порядке.


При этом основания для начала процедуры такой ликвидации следует оставить аналогичными основаниям принятия решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, т.е. не представление налоговой отчетности и отсутствие операций по банковским счетам в течение 12 месяцев до принятия решения о начале процедуры ликвидации.


Сама процедура ликвидации юридического лица в административном порядке могла бы состоять из следующих этапов.


1. Установив наличие признаков фактического прекращения юридическим лицом своей деятельности – непредставление налоговой отчетности и отсутствие операций по банковским счетам в течение предшествующих 12 месяцев, регистрирующий орган принимает решение о начале процедуры ликвидации юридического лица.


2. Регистрирующий орган размещает в органах печати публикацию о ликвидации юридического лица, которая должна содержать сведения о порядке и сроках направления заявлений кредиторами и иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются ликвидацией.


3. Одновременно с публикацией регистрирующий орган направляет по почте уведомления следующим лицам: учредителям и единоличному исполнительному органу ликвидируемого юридического лица по адресам, содержащимся в ЕГРЮЛ (единоличному исполнительному органу как по адресу местонахождения юридического лица, так и по адресу его жительства), работникам (если ликвидируемое юридическое лицо предоставляло в налоговый орган справки по налогу на доходы физических лиц, то у налогового органа должны иметься данные о работниках юридического лица с адресами их жительства).


4. Регистрирующий орган направляет в арбитражный суд и суд общей юрисдикции по месту нахождения ликвидируемого юридического лица запросы о наличии предъявленных к указанному лицу исков, а в службу судебных приставов по месту нахождения ликвидируемого юридического лица – запрос о наличии неоконченных исполнительных производств, возбужденных в отношении ликвидируемого юридического лица.


5. Лицо, исполняющее обязанности единоличного исполнительного органа ликвидируемого юридического лица, немедленно после получения уведомления регистрирующего органа должно уведомить всех кредиторов юридического лица путем направления им уведомления, содержащего сведения о порядке и сроках направления заявлений кредиторами, а также направить в адрес регистрирующего органа заявление о невозможности административной ликвидации юридического лица ввиду наличия у него кредиторов с приложением данных по каждому из них.


6

. По истечении 3 месяцев после даты опубликования сообщения о ликвидации недействующего юридического лица регистрирующий орган может приступать к процедуре административной ликвидации недействующего юридического лица только при одновременном наличии следующих условий:
a. Отсутствуют заявления кредиторов, лиц, которым регистрирующим органом были направлены уведомления о ликвидации, иных лиц, чьи права и законные интересы могут быть нарушены ликвидацией юридического лица;
b. Регистрирующим органом получены ответы из арбитражного суда, суда общей юрисдикции и службы судебных приставов, подтверждающие отсутствие судебных разбирательств или исполнительных производств в отношении ликвидируемого должника.


7. В случае невыполнения хотя бы одного из указанных выше условий регистрирующий орган обращается в арбитражный суд в иском о ликвидации юридического лица.


8. В случае продолжения административной процедуры ликвидации регистрирующий орган проверяет наличие у ликвидируемого юридического лица задолженности по налогам и сборам и в случае наличия такой задолженности принимает меры по ее взысканию, предусмотренные НК РФ (если ранее указанные меры не принимались).


9. Оставшаяся после принятия мер по взысканию задолженность ликвидируемого юридического лица по налогам и сборам считается погашенной. При этом целесообразно внести в часть первую НК положение о том, что обязанность по уплате налога или сбора прекращается ликвидацией организации – налогоплательщика без указания на проведение ликвидационной комиссией всех расчетов с бюджетами (внебюджетными фондами). В Закон о банкротстве должны быть внесены изменения, допускающие административную ликвидацию отсутствующего должника в порядке, предусмотренном Законом о регистрации, если в процессе административной ликвидации не были выявлены иные кредиторы должника помимо уполномоченных органов.


10. После этого в ЕГРЮЛ вносится запись о ликвидации юридического лица.


Представляется, что в Закон о регистрации необходимо внести положение, согласно которому кредиторы и иные лица, чьи права и законные интересы были нарушены в результате ликвидации юридического лица, могут взыскать убытки с лица, исполнявшего обязанности единоличного исполнительного органа ликвидированного юридического лица.


Лицо, исполняющее обязанности единоличного исполнительного органа, обязано в силу требований закона предоставлять в регистрирующий орган данные об изменениях как местонахождения самого юридического лица, так и своих паспортных данных о месте жительства. В силу этого в случае направления регистрирующим органом уведомления по указанным адресам такое лицо должно считаться уведомленным надлежащим образом. Именно поэтому при неисполнении им обязанности по уведомлению кредиторов о проводимой регистрирующим органом ликвидации и уведомлению регистрирующего органа о наличии кредиторов, с такого лица могут быть взысканы убытки, причиненные кредиторам ликвидацией юридического лица.
В заключение хотелось бы отметить, что существующая на сегодняшний день процедура административного исключения недействующих лиц из ЕГРЮЛ представляется чрезмерно упрощенной и не содержащей комплексного подхода к решению данной задачи. Представляется, что законодательное решение процедуры внесудебной ликвидации юридических лиц требует значительно более детального урегулирования. При этом согласованные изменения должны быть внесены не только в гражданское, но и в налоговое законодательство.


газета "БИЗНЕС АДВОКАТ", № 10 (май) 2006 г.


Назад «